ТРАДИЦИИ

Монголия - одна из древнейших цивилизаций на земле - всегда привлекала и привлекает внимание людей самых разных народов своим неповторимым историческим прошлым, необыкновенно красивой и ещё мало тронутой природой, особенностями своего социально-экономического развития, теми возможностями, которые открываются перед страной в настоящее время.

Пожалуй, ещё в XVIII-XIX веках не было ни одного российского востоковеда, ни одного крупного писателя или общественного деятеля, который так или иначе не был бы связан с Монголией. Судите сами. Монгольский язык начали изучать в России по указу Петра I, живейший интерес к изучению Монголии проявили декабристы, особенно братья Бестужевы.

 

С Монголией связаны судьбы и годы жизни многих наших соотечественников; известных российских путешественников и ученых: Иакинфа Бичурина, Пржевальского, Грум-Гржимайло, супругов Потаниных, Козлова, семьи Рерихов. Монголией интересовались Пушкин, Чехов, Блок, там работали и жили Ярослав Гашек, Константин Симонов, Пабло Неруда, в Монголии родилась Надя Рушева. Десять маршалов Советского Союза начинали свою воинскую биографию в Монголии.

 

Огромное воздействие, оказанное монголами XIII-XV веках на соседние страны бумерангом вернулось в Монголию средних веков, когда воинственные племена кочевников были «усмирены» пришедшей из Тибета ламаистской религией, а позже и вовсе попали в зависимость от Цинской династии.

 

Сохраняя автономию в составе Китая, монголы через буддистскую религию познакомились с культурой Индии и Гималаев, начали активно общаться с русскими и даже искать защиты у России во время обострения отношений с маньчжурскими властителями. В своем духовном развитии в XVII-XIX веках монголы многое заимствовали из культурного наследия соседних стран, будь то тибетская письменность и тибетский язык, на котором совершались богослужения в многочисленных храмах, элементы китайской культовой архитектуры, новинки технической мысли из России.

Суровые природные условия, низкий уровень развития производительных сил дореволюционной Монголии, господство деспотизма в стране, отрицательные последствия более чем 2-векового маньчжурского ига, - всё это способствовало консервации отсталых форм общественной и культурной жизни, внушало монголу сознание его бессилия перед лицом сил природы.

Среди монголов был очень развит культ гор. Каждая гора или долина имеет своего покровителя. Путник всегда старался умилостивить их, чтобы они не обрушивали на него каменной лавины или оползня, не ослепили снежными вихрями, не подвергли самым ужасным опасностям. Поэтому для умиротворения горных духов им приносили различные дары.

 

Но дорогие подарки были не под силу бедному арату и он преподносил более скромные. Вместо дорогой пиалы, он жертвовал черепок, вместо одежды - тряпку, а если у него вообще ничего не было, то он бросал на холмик (жертвенник) ком земли, камень или мелкие монеты. Так возникли обо, которые и сейчас можно увидеть на вершинах большинства перевалов.

БУРЯТСКАЯ СВАДЬБА В СОМОНЕ ДАШБАЛБАР

Работник нашего предприятия, коренной житель Дашбалбара, этой осенью выдавал свою дочь замуж и пригласил меня и нескольких моих коллег на свадьбу. Так, благодаря счастливому стечению обстоятельств, я попал на традиционную бурятскую свадьбу. Пользуясь случаем, опишу наблюдения и впечатления о свадьбе.

 

Вячеслав Майборода

Особую черту характера монголов представляет их наблюдательность. Многие наши путешественники не однократно убеждались в том, что монголы обладают какой-то особенной впечатлительностью и наблюдательностью. Арат может запросто найти свою овцу среди нескольких сотен овец чужого стада. Он может идти, не сбиваясь, десятки и даже сотни километров по следу давно прошедшего каравана. Кочевник безошибочно находит по каким-то неуловимым признакам дорогу среди бескрайних степей или песчаных барханов пустыни Гоби. И вообще в пустыне, в степях и сопках он также просто ориентируется как мы на улицах знакомого города.

Следует сказать ещё об одной черте характера монголов: они очень любознательны. Один из первых вопросов, который араты задают при встрече друг с другом- «Сонин юу байна?» (Какие новости?). И каждый собеседник сейчас же начинает выкладывать все имеющиеся у него известия. Наши и иностранные путешественники рассказывают о том, как по «монгольскому беспроволочному телеграфу» слухи об экспедиции все время опережали её, и приезжая куда-нибудь на новое место, путешественники к большому удивлению видели, что их здесь ожидают.

Монголы очень общительны, причем уместно отметить, что у них существует древний обычай, который действует и в наши дни. При встрече монголы никогда не начинают разговор о целее визита, о деле. По существующему обычаю вначале говорят о здоровье присутствующих, о новостях, о состоянии пастбищ, об упитанности скота и других вещах и лишь потом полагается приступать к делу.

Приятной чертой характера монголов является их добродушие. Многие, видимо, обращали внимание, что довольно редко можно заметить хмурого, угрюмо-сосредоточенного монгола. Обычно им не свойственно мрачное настроение. Монголы часто улыбаются, шутят и с удовольствием слушают шутки других, громко говорят и смеются, очень любят весёлые песни.

Самой привлекательной чертой монголов является гостеприимство. Вошедшего в юрту монгол хорошо примет, напоит и накормит самой лучшей пищей. Причём хозяин сам никогда первый не начнет разговор, а будет ожидать, когда его начнет гость.

Обычай гостеприимства очень облегчает передвижение по стране. Всякий путник не особенно заботился в дороге о крове и хлебе насущном, ибо знал, что в каждой юрте он будет иметь все необходимое: питание, ночлег, и еще получит еду на дорогу.

До народной революции в Монголии было очень мало строений жилого типа. Исключением явились храмы, монастыри и другие культовые сооружения. Все население жило в юртах, кочевало по просторам страны. В юртах жили не только араты, но и знать - князья, феодалы, дворяне, высшее духовенство. Вот почему Монголия прошлого называлась «страной войлочных юрт». Впрочем, и до сих пор в юртах проживает большинство населения, особенно в сельской местности.

Войлочная юрта идеально приспособлена для кочевий. Ее можно свернуть и погрузить за час и также быстро поставить на другом месте. Остов юрты состоит из 4-6 деревянных решеток - стен. Их ставят кольцом, а сверху к ним крепят жерди, образующие коническую крышу. Посередине крыши дымовое отверстие. Остов покрывается кошмой и белой прочной материей, а снаружи обвязывается веревками.

Внутреннее устройство юрты зависит от материального положения семьи, а также, в большей степени, от ее назначения. Как правило, юрты предназначенные для перекочевки, выглядят беднее и проще. Это прежде всего связано с необходимостью большого количества перекочевок, которые вынуждают брать с собой лишь самой необходимое, чтобы не утомлять вьючных животных. В центре юрты традиционно размещается очаг. Вдоль стены полукругом стоит домашняя утварь, центральный сундук у северной (против входа) стороны юрты раньше служил домашним алтарем. На нем стояли буддийские статуэтки, лежали «святые камни» и чашечки для жертвоприношений. Северная половина юрты (хоймор) (вход в юрту всегда обращен на юг) считается наиболее почетной, тут принимают гостей. Восточная половина юрты (справа от двери) считается женской, левая - мужской. Это разделение сохраняется и сейчас.

Обязательной принадлежностью юрты скотовода-кочевника являются: большой котел для варки пищи, кожаный мешок для приготовления (взбивания) кумыса и плетеная корзина для собирания аргала. Кстати, кумыс безусловно можно считать вкладом монголов в мировую культуру.

(c) Copyright 2012-2014 "МОНГОЛИЯ СЕЙЧАС"

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Монголия Сейчас» обязательна.    Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Монголия Сейчас» www.mongolnow.com