СТАТЬИ

Продажа доли России в одной из крупнейших в мире медных рудников оставили безответные вопросы

Продажа доли России в одной из крупнейших в мире медных рудников оставили безответные вопросы

Опубликовано: http://thediplomat.com/2016/07/the-mysterious-sale-of-mongolias-erdenet-mine/

09 июля 2016 года

Авторы: Лхагва Эрдэнэ и Сергей Радченко

«У меня для Вас -  хорошие новости. В последнее время мы получаем только хорошие новости», - сказал премьер-министр Монголии Чимэдийн Сайханбилэг, теребя стопку бумаг. Перед ним была небольшая группа журналистов. Позади - портрет Чингисхана невозмутимо созерцал со стены. «Хорошими новостями, - говорит Сайханбилэг, -является то, что наконец-то предприятие по добыче меди Эрдэнэт, который до этого был совместным монголо-российским, полностью переходит к монгольской стороне. Еще одно колониальное наследие остается в прошлом. 28 июня 2016 года - день, которым нужно гордиться, день, который надо запомнить навсегда, или по крайней мере до следующего утра.»

 

Утром 29 июня монголы отправились на избирательные участки. Избирательная кампания, в которой проиграла правящая Демократическая партия своим основным соперникам Монгольской Народной партии. Демократы потерпели поражение - 65 парламентских мест из 76 были заняты МНП, оставляя лишь девять мест деморализованной и уставшей Демократической партии. Если Сайханбилэг рассчитывал на пробуждение патриотического чувства у электората, то он крупно просчитался. Обещание получить ГОК Эрдэнэт не помогло его партии. Сайханбилэг и сам был растоптан в политической схватке, потеряв место в парламенте и должность премьер министра.

 

Но даже после ухода самого Ч.Сайханбилэг, вопросы остались: что точно было на том листке бумаги, которым он размахивал перед журналистами за день до выборов? Кто купил Эрдэнэт, как и почему? И кто выиграет от продажи, когда одно из крупнейших предприятий горной промышленности Монголии перейдет к другому владельцу? Остаются и геополитические вопросы: почему Владимир Путин согласился на отказ от такого значительного актива в соседней стране, где, судя по всему, Россия стремится сохранить и увеличить свое воздействие?

 

Эрдэнэт- по-монгольски значит сокровище. Легенда гласит, что в давние времена китайские старатели добывали на этом месторождении, но они были убиты молнией. Русским повезло побольше. В 1973 советское и монгольское правительства создали совместное предприятие по разработке медно-молибденового месторождения, который и по сей день является одним из крупнейших месторождений медной руды в мире. Производство началось в 1978 году. Эрдэнэт был не просто заводом - он стал третьим по величине городом в Монголии - скоплением уродливых многоквартирных домов, собранных в кучу в стороне огромной марсианской красной ямы.

 

Медь отправлялась в СССР по ценам ниже рыночных, питая монгольское чувство разочарования полуколониальными экономическими отношениями. Распад Советского Союза изменил ситуацию. В 1991 году первоначальное соглашение по совместному предприятию было обновлено. В результате чего Монголии досталось 51% акций предприятия, а Россия получила 49%. Это отношение не было сотворено на небесах. Российская сторона имела мало контроля над предприятием. До 2011 года, когда Монголия отменила налог на сверхприбыль, 90% прибыли откачивались в виде налогов, оставляя очень малую долю России.

 

И все же, с точки зрения Москвы, ГОК Эрдэнэт является важным стратегическим активом. Потеряв свои позиции в 1990-е годы (в основном перед Китаем, который является крупнейшим торговым партнером Монголии на сегодняшний день), русские утешались наличием других совместных предприятий в Монголии: транс-Монгольская ЖД, компания Монголросцветмет (добывающая флюорит, золото и железную руду) и, конечно же, Эрдэнэт - три колонны, держащие внушительный купол увядающего экономического влияния России.

 

С экономической точки зрения, эти активы являются чем-то вроде обузы. Изношенная железная дорога требует инвестиций капитала для ремонта. РЖД (владелица половины акций УБЖД) все же пришлось внести некоторые инвестиции (до сих пор не были реализованы), в надежде усилить свое влияние, чтобы получить доступ к важным месторождениям меди и угля в пустыне Гоби. В то же время, Эрдэнэт и Монголросцветмет, хотя и не теряют деньги, как это было в прошлом, дают незначительные прибыли. В 2015 году объединенная прибыль от двух активов была мизерной, составив $ 4,6 миллионов.

 

Колебание цен на медь с 2011 года сильно повлияла на Эрдэнэт. Прибыль упала. В Москве начало расти разочарование в связи с бюрократическими препятствиями управления совместного предприятия, а также с нежеланием монгольской стороны консультироваться с россиянами по ключевым оперативным вопросам. Российские акционеры - по крайней мере те, у кого есть хоть капелька экономического понятия, - не могут не задумываться о таких вопросах как: что мы можем из этого извлечь? И когда русским предложили $390 миллионов за их долю ГОК Эрдэнэт и еще $10 миллионов за Монголросцветмет, не настолько удивительно, что они решили нажиться.

 

Но, опять же, стоимость этих активов для России не в прибыли, которую они не в состоянии контролировать. Их значение было во влиянии, и в их генеалогии, которая датируется еще во времена расцвета нерушимой российско-монгольской дружбы. Российскому акционеру - государственной компании Ростек- потребовалось бы одобрение правительства для того, чтобы выйти из такой важной геополитической инвестиции. Это означает, на практике, что потребуется соглашение от Путина. А Путин не всегда следует за деньгами.

 

Окончательное решение о продаже Эрдэнэт, очевидно, было принято в Ташкенте в конце июня, во время недавней сессии Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Остается неясным, какие обещания, если они и имеются, Путин получил за согласие на эту сделку. Трудно предположить, что он просто передал две из трех колонн российского влияния в Монголии не получив ничего взамен. В конце концов, $400 миллионов не очень-то большая сумма для России, даже во времена санкций и аскетизма.

 

Но если российская сторона истории, в лучшем случае, остается мутной, то монгольская сторона погрязла в сплошном скандале. Когда Ч.Сайханбилэг рекламировал соглашение 28 июня, он приводил множество фактов о том, что “Эрдэнэт” теперь будет на 100% монгольской компанией. Но дела обстоят не столь хорошо, как это звучало. Государство не покупало 49 процентов российских акций. Покупателем был, скорее всего, частное лицо - The Mongolian Copper Corporation, прикрывающий один из крупных частных банков страны, Банка торговли и развития.

Вот тут-то заявление как раз и имело негативные последствия. Вместо того, чтобы внушить избирателям сообщение о неизбежном возврате важных экономических активов в Монголию, Сайханбилэг оттолкнул их: Путин был просто заменен анонимными олигархами. Ключевой стратегический актив продавался частному банку, а монгольское правительство, не получив ни единого тугрика из сделки, казалось, не возражало.

 

Оппозиционные партии истошно завопили. Несомненно, должны были быть какие-то консультации. Условия соглашения Эрдэнэт требуют, чтобы русские сначала предложили свою долю монгольскому правительству, и только в случае, если правительство Монголии ее отвергнет, в дело может быть привлечена третья партия.

 

По нашим данным, на самом деле консультации между двумя правительствами все же были, - но все это проходило в тайне. 13 июня монгольское Министерство Иностранных Дел направило России ноту одобрения сделки. Продажа была заключена в течение нескольких дней, и деньги были немедленно переведены. The Mongolian Copper Corporation, компания зарегистрированная в частной квартире в одном из изношенных улан-баторских районов среднего класса, заняла у Банка торговли и развития $200 миллионов, а еще 200 миллионов долларов были взяты у своих нераскрытых источников. Глава корпорации, 28-летний Цоож Пурэвтувшин, известный в кругу друзей как "Туш", не был доступен для получения комментариев.

 

Единственное, что известно о Пурэвтувшине это то, что он молодой человек со скромными средствами и, что он изучал международное право в МонГУ перед тем как начал, на короткий период времени, работать в Банке торговли и развития.

 

Наши усилия найти эту фантомную корпорацию (на основе контактного адреса, найденного на торопливо созданном веб-сайте) привели, что очень странно, в офис филиала Bloomberg TV в Монголии.

 

Соглашение разрабатывалось в течение двух лет. “Переговоры были выполнены в предельной тайне”, - рассказал нам генеральный директор Банка торговли и развития Онон Орхон, - были внешние и внутренние силы, которые могли препятствовать соглашению. Это не были просто рыночные силы. Было много заинтересованных покупателей в России, Казахстане и Китае." Российские источники подтвердили картину. Глава Ростека Сергей Чемезов - стремящийся продать активы - как сообщают, говорил с Путиным дважды перед тем, как уговорить президента. По крайней мере, некоторые официальные лица в российском Министерстве иностранных дел, включая заместителя министра Игоря Моргулова, выступали резко против продажи.

 

Сделка была подписана 24 июня, за четыре дня до того, как премьер-министр объявил о ней пораженной монгольской публике. Уже через несколько дней старый российско-монгольский комитет управляющих был распущен. 27 июня The Mongolian Copper во главе с “Туш” и Министерство финансов Монголии издали совместный указ, поручив текущему руководству ГОК Эрдэнэт воздержаться от принятия каких-либо действий или ликвидации какого-либо имущества. Директива также назначила смотрителем Дугрээ Цэрэнбадам, который появился на предприятии в окружении четырех телохранителей. 6 тысяч нынешних сотрудников компании, удивленные этими драматическими событиями, обдумывают свою судьбу.

 

Горнодобывающий сектор Монголии известен своей коррумпированностью. Подписание и разрыв договоров, постоянное политическое соперничество и нарастающая волна ресурсного национализма испортили не одну сделку в этой отрасли. Иностранные инвесторы, как Rio Tinto, также попадали под горячую руку. Многие были напуганы неопределенной политической и правовой средой Монголии, что заставило страну скатиться с позиции страны с самой быстро растущей экономикой в мире в 2011 году, до нынешнего жалкого состояния.

 

Проблема (и тут иностранные инвесторы катаются в той же самой лодке или, скажем, едут на том же самом верблюде, как и монгольская общественность) в нехватке прозрачности в сделках горнодобывающей промышленности, которая травмирует каждого: и избирателей, которые имеют право знать, как распоряжаются с ключевыми активами их страны; и компании, которых лишили права соперничать в открытой и справедливой борьбе; и непосредственно, государство, неправильно используемое для частной выгоды, и в конечном счете неузаконенное.

 

Объявление Сайханбилэга, сделанное за день до выборов, едва ли можно назвать “хорошей новостью”. Это была, скорее всего плохая новость: сюрприз, который стал катализатором обвинений не только от неосведомленной общественности, но даже от восходящих политических сил. ДП не ожидала такого провала на выборах. Но так как это произошло, то скорее всего эта сделка будет тщательно изучена и, возможно, даже оспорена новыми властями, что приведет, к своего рода продолжительному недомоганию, с которой горнодобывающая промышленность страны и страдающая монгольская экономика, к сожалению, слишком хорошо знакомы.

 

Лхагва Эрдэнэ является следственным журналистом MongolTV в городе Улан-Батор, Монголия. Сергей Радченко, профессор международных отношений в университете Кардифф, Великобритания и глобальный научный сотрудник в центре Вудро Вильсона международных ученых, Вашингтон, Округ Колумбия.

 

 

(c) Copyright 2012-2014 "МОНГОЛИЯ СЕЙЧАС"

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Монголия Сейчас» обязательна.    Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Монголия Сейчас» www.mongolnow.com