МНЕНИЯ

Скотт Хьюстон, обозреватель

Наиболее острой проблемой в построении экономики Монголии в настоящее время, возможно, является развитие общей инфраструктуры страны, включая не только транспорт, но и  основные жизненные потребности, а причиной всего этого, выступает острая нехватка квалифицированного персонала.

Шахты Оюу Толгой, находящиеся в собственности Австралийского мега-гиганта в сфере горнодобывающей промышленности  Rio Tinto, несмотря на последние фиаско, связанные с  антагонизмом относительно местного правительства, все еще надеются на удачу, наряду с серьезным развитием районов разработки на юге Гоби, особенно в свете предполагаемого приезда Тони Блэра в Монголию в сентябре. Успешные переговоры, в ходе которых он убедит правительство в необходимости сотрудничества, спровоцируют огромную экстренную потребность в квалифицированном персонале, которого, к сожалению, здесь не наблюдается.  В стране царит безработица среди местного неквалифицированного населения, при этом потребность в обученных высококвалифицированных кадрах налицо.

И не только горнодобывающая промышленность страдает нехваткой персонала, кадры нужны во всех отраслях, поскольку цивилизация стремительно растет и развивается. И речь идет не только о простых рабочих, но и об управленцах всех уровней.  На самом деле, при наличии множества различных факторов и прочих аспектов, нехватка компетентных управленцев остается наибольшей проблемой.

Очевидно, самым большим препятствием к появлению квалифицированного менеджмента и персонала являются иммиграционные требования правительства, согласно которым «на одного принятого на работу иностранца должно приходиться 25 монголов», а также ограничения, касающиеся местных предприятий, находящихся в иностранной собственности. Единственной страной, которой удалось обойти эти деспотические требования, является Китай, большинство граждан которого занято исключительно в строительстве.  И всякий раз под облаву иммиграционной службы попадают, в основном, китайцы. Несмотря на то, что наличие таких требований вполне объяснимо, также очевидно, что они сами рубят сук, на котором сидят, закрывая для себя возможность стремительного развития, поскольку большинство монголов, уж извините, не обладают ни трудовой этикой, интеллигентностью, дисциплиной, языком, ни требуемыми фундаментальными управленческими или техническим навыками.  Безусловно, в будущем они обретут все это, но, к сожалению, как показывает мировая история, для эффективного развития страны просто денег недостаточно.

В целом, причина данных ограничений, сковывающих быстрое развитие, кроется в том, что компании не могут свободно нанимать квалифицированный иностранный персонал, такая политика заставляет компании ждать, пока Монгольские рабочие не наберутся достаточного опыта, тогда как на самом деле, им приходится бороться со многими местными никчемными сотрудниками, просиживающими на своих рабочих местах в ожидании зарплаты. Поэтому их заработные платы ничтожны по сравнению с иностранными коллегами – и разница здесь заключается не только в знании английского языка, поскольку речь идет не только о знании профессии  или языковых навыках. Существует масса других навыков, которые должны стать частью культуры и которые только недавно, в прошлом веке, вошли в «цивилизацию». Научиться жить в цивилизованном, а также во вновь созданном Демократическом обществе, по сути, для них практически также важно, как и  развитие технических навыков, которые даются весьма быстро, для того, чтобы создать достойную конкуренцию иностранным рабочим.  Результатом всех этих процессов является высокий процент местного предпринимательства,  препятствующего появлению среднего бизнеса и зарождению или реализации новых бизнес-идей, характерных для развивающейся экономики. В ближайшее время нет смысла даже надеяться на осознание данной проблемы, поскольку гордые Монголы, кажется, будут последними, кто поймет или признает данный факт.   Это будет медленный, очень медленный процесс, но, каким бы он ни был, как минимум, это должно быть устойчивое развитие – в большинстве областей.  Монголы любят напоминать, что Западу потребовались сотни лет на то, что было сделано здесь за последние 20 лет. Но Монголии не удалось догнать другие страны, как, например, своих соседей на юге, Юго-восточной Азии и на западе (Казахстан и Кавказ), или даже Южной Америке и ОАЭ.  “Западу” пришлось самостоятельно изобретать и разрабатывать технологию или инновации, тогда как Монголы всего лишь применили уже известные методы, созданные на прочном фундаменте.

Тем не менее, жизнь идет своим чередом, и нельзя не отметить основанных на культуре преимуществ, таких как, например, прагматизм и  способность работать в тяжелых условиях. Монголы по своей природе не очень религиозны, зато они гордятся своей единой страной, что означает отсутствие у них склонности к военным переворотам, диктаторству или религиозному фанатизму, пагубно отразившимися на похожей эволюции многих стран Африки и Среднего Востока.  Даже мафиозные организации в Монголии практически отсутствуют (по сравнению с «развитыми» странами, особенно если говорить о странах бывшего Советского Союза).  Поэтому развитие Монголии идет медленным устойчивым темпом и, как правило, все достигнутое прочно закрепляется на годы и не разрушается революциями или военными действиями. Несмотря на определенные провалы экономики, как прошлые, так и будущие, и несмотря на неумелое управление Монголия продолжает развиваться и расти.

Основной движущей силой такого развития, безусловно, остаются богатейшие минеральные ресурсы, залегающие под землей.  И решающим фактором здесь, будь то Rio Tinto, или  Boroo, Centerra Gold или кто бы то ни было еще, являются минералы – именно они привлекают интерес зарубежных инвесторов.

Основным логическим препятствием на пути к получению экономических преимуществ данных минералов, не только сегодня, но и на многие грядущие годы, является инфраструктура. «Инфраструктура», в конечном счете, означает не просто решение логистических проблем, связанных с добычей минералов, под этим термином, что, возможно, более важно с точки зрения интересов Монгольской нации,  подразумевается разработка механизма, позволяющего создать и поддерживать процветание среднего класса. Вероятно, единственной наиболее важной причиной, почему другим странам, также богатым минеральными ресурсами, не удалось повысить  индекс уровня жизни (HDI – определенный ООН), явилась их неспособность мобилизовать средний класс. В конечном счете, для устойчивого процветания культуры благосостояние среднего класса, очевидно, является решающим фактором. В данной статье хотелось бы описать ситуацию, существующую в настоящее время в Монголии, обратившись ко многим различным элементам «инфраструктуры».

ТРАНСПОРТ:  Чтобы посмотреть на вещи в перспективе, представьте, что вы потерялись в огромной пустыне без единого глотка воды. Собираясь с последними силами, вы отчаянно боретесь в поисках воды на последнем издыхании – вдруг неожиданно вы находите огромный камень целиком из чистого золота. Он настолько огромен, что вы даже не можете его поднять. Он стоит миллионы долларов, но… он же посреди пустыни, поэтому вам приходится его оставить и продолжить поиски живительной влаги.  Другими словами, до тех пор, пока вы не доставите этот громадный золотой камень кому-нибудь, кто даст вам денег (или воды) за него, он ничего не стоит.  Именно так и обстоят дела в Монголии.

Среди многочисленных резолюций новейшего правительства, заставивших большинство зарубежных инвесторов покинуть страну, было решение - не прибегать к сотрудничеству с Китаем в области строительства железнодорожной линии, которая связала бы Оюу Толгой с существующей железнодорожной сетью Китая. Кроме того, уклонение от обязательства  профинансировать и построить железнодорожную ветку от Оюу Толгой до существующих линий рядом с Сайншанд имело наиболее пагубные последствия.

На самом деле, сейчас может показаться, что формально в ближайшие несколько лет не будет построено новых железнодорожных сообщений, что еще более повысит зависимость от дорог. Основная проблема перевозок автомобильным транспортом связана с увеличением объемов. Потребуется огромное количество грузовиков для того, чтобы вывезти 150 000 метрических тонн, в то же время все это можно увезти на борту всего лишь одного грузового судна. Существует железнодорожное сообщение через Гоби в Китай без пограничного контроля, но данная сеть была построена Китайцами, в основном, для растаскивания нефти и прочих минералов с Западной Гоби.

Итак, в настоящее время дороги – это решение проблем, и правительство ставит строительство дорог требованием для многих местных горнодобывающих предприятий, что либо задерживает, либо усложняет многие потенциально корыстные сделки с состоятельными покупателями из Китая, которым требуется коксовый уголь и  железная руда для собственного стального производства и паровичный уголь для своих силовых станций.  Тендер на один большой проект, предполагающий строительство дороги для вывоза  высокопробного коксового угля в Японию и Корею через Россию, в настоящее время представляется компанией под названием  Monex, но, как и в случае со многими подобными проектными предложениями, ведутся поиски зарубежных инвестиций для его реализации. Это и есть проблема, характерная для многих связанных с инфраструктурой проектов.  Они, как правило, практически все зависят от зарубежных инвестиций.

Еще одна сложность, связанная с развитием широкой дорожной сети для обслуживания горнодобывающей промышленности, это экстремально низкие температуры и суровые погодные условия, в которых дорожное основание необходимо оснащать изоляцией, включающей один из высокотехнологичных химических герметиков -во избежание растрескивания асфальта за один год и появления глубоких зияющих ям,- являющихся причиной задержки и чрезмерного износа грузовиков. Опять же, большинство горнодобывающих районов располагается в пустыне Гоби, поэтому дойти до основной породы или найти твердое основание для строительства дороги в огромной песочной пустыне, по меньшей мере, проблематично. Поэтому в большинстве случаев наилучшей технологией, которая может быть реализована при строительстве дорог, это просто засыпка гравием, что выражается в увеличении времени транспортировки.

БАНКИ и ФИНАНСЫ: Высокий процент по вкладам – это то, что дает конкурентное преимущество местным банкам в лице владельцев сберегательных счетов. У них длинный рабочий день, и почти все банков могут проводить большинство сделок в режиме online. Недавно банки предложили сравнительно низкие 8% по  ипотечному кредитованию, что позволило многим либо  использовать такой кредит для рефинансирования, либо для приобретения второго жилья с целью сдачи в аренду. Предполагалось, что низкие процентные ставки по ипотечным кредитам спровоцируют рост недавно погибающей экономики – подобно снижению базисных процентных  ставок в развитых странах,  но пока данная мера не принесла желаемого эффекта, поскольку не смогла привлечь достаточно новых (для рынка) покупателей недвижимости, и инфляция пока еще набирает обороты. Тем не менее, существует большое «НО» в этом новом  предложении с низкими процентами,  если кто-нибудь вдруг перестанет платить – (а таких, несомненно, будет множество – поскольку Монголы еще не осознают в полной мере, что такое «хорошая кредитная история», и пока еще не существует надежного  способа определить платежеспособность заемщика), правительство окажется связано обязательствами по кредитным гарантиям, что может стать неподъемной ношей, поскольку международный кредитный рейтинг Монголии еще не имеет твердых позиций, а валюта не является конвертируемой.  Это означает, что для того, чтобы предложить такие низкие проценты по ипотечному кредитованию с целью поддержать стремительный взлет нового рынка недвижимости (характерный для всех развивающихся стран, что, как правило, приводит к неконтролируемому уровню инфляции) и избежать неизбежного разрыва «ценового пузыря» правительство, управляя денежными средствами, должно «купить дорого и продать дешево».

Еще одним из последних достижений, которое еще более усложнило ситуацию и приблизило и без того смутное ощущение конца, является скандал, развернувшийся с одним из крупнейших горнодобывающих концернов (Эрденет), который оказался не в состоянии погасить  огромный кредит  с помощью  Сберегательного и Ссудного Банка в Южной Африке. И дело ведь не только в самом кредите, бывшее руководство даже не сочло нужным сообщить об этом, такое ощущение, что оно скрылось с 103 миллионами долларов. Подробности все еще расследуются, но связанные с этим слухи в любом случае не способствуют повышению международного кредитного рейтинга «ВВ».

Существует активная фондовая биржа и торговля ценными бумагами, но, поскольку это касается многих других отраслей бизнеса, здесь существуют достаточно строгие ограничения по участию зарубежных инвесторов. Были идеи превратить Монголию в  Азиатскую Швейцарию, что, по сути, возможно, но опять же, начинать необходимо с упрощения требований  законодательства и бюрократии, чтобы появился хоть какой-то шанс на успех.

Кроме того, сложностью развития банковской и финансовой инфраструктуры Монголии является ее небольшое  население, которое становится еще меньше, если рассматривать его с точки зрения потребления финансовых инвестиционных продуктов. Такие банковские инструменты требуют огромных вложений (миллионы долларов) для разработки, отладки и реализации, а при столь небольшом рынке потенциальный период окупаемости может достигать от 5 до 10 лет, что пока не очень привлекательно для каких бы то ни было инвесторов.

На самом деле, небольшой потенциальный рынок является сдерживающим фактором в развитии многих отраслей инфраструктуры, как, например, сфера услуг и местное производство. Посмотрим на это с другой стороны. Музыкальный альбом, занимающего первые позиции монгольского поп-исполнителя, продается в 3500 экземплярах, крупнейшие новостные агентства страны ежедневно продают сотни экземпляров своей продукции. Столица Улан-Батор отличается  быстрым ростом населения, при этом большинство из 1,2 миллионов жителей так и проживают в «юрточных районах» за пределами центра города, на самом деле не урбанизированы и не представляют собой потенциальных покупателей большинства товаров и услуг.  “Урбанизированное” население всей Монголии составляет лишь 800 000 человек. Это означает, что население слишком невелико, чтобы поддерживать развитие такого количества отраслей бизнес-инфраструктуры. Только в этом году, в 2013, KFC стала первой  компанией быстрого питания, получившей право работать в Улан-Баторе.

Итак, наличие такого потенциального рынка и ограниченной возможности прибыли на инвестиции (вследствие небольшого размера рынка) означает, что новые инвестиционные проекты должны сводиться к небольшим суммам для того, чтобы в итоге стать экономным инвестированием. Кроме того, большинство небольших объектов инфраструктуры (от 100 000 до 5 миллионов долларов США) должны в конечном итоге обеспечиваться местными монгольскими инвесторами. Это означает, что им следует приостановиться со своим покупательским бумом и вернуть деньги в собственную страну.  Данная ответственность возлагается на местных инвесторов, поскольку большинство иностранцев с достаточным инвестиционным капиталом на самом деле не желают жить в Монголии для того, чтобы контролировать свои инвестиции, а суммы менее 5 миллионов долларов просто не представляют для них интереса.  Даже сами Монголы, которые могут позволить себе значительные инвестиции, как правило, не стремятся задержаться в Монголии, предпочитая страны с более теплым климатом или более развитые.

СТРАХОВАНИЕ:  Страховые компании  в Монголии пока еще новинка. Проблема организации и развития страхового бизнеса в Монголии, как правило, связана со сложностью обеспечения поручительства, необходимого для запуска деятельности компании и возможности осуществления выплат по искам. Поручительство в большинстве случаев поступает из иностранных источников и до сих пор предлагалось в весьма ограниченном объеме. В свою очередь, это выразилось в подавлении роста некоторых основных отраслей бизнеса, как, например, аренда автомобилей и т.д.

ЭЛЕКТРОСНАБЖЕНИЕ:  Эта сфера деятельности Монголии достаточно любопытна.  При том, что Монголия, очевидно, никогда не сможет стать мега-гигантом в обрабатывающей промышленности, поскольку  весь экспорт проходит через козни и причуды Китайской таможни, одной из областей, на развитии которой Монголии стоит сделать акцент, является эффективное производство энергии.  Теоретически Монголия может продавать и поставлять избыточную энергию, вырабатываемую ею, через Россию в чрезвычайно нуждающиеся страны, как, например, Япония, Южная Корея, Тайвань, Казахстан и даже  страны Юго-Восточной Азии.

Монголия представляет собой идеальное место для выработки большинства видов энергии. Существует огромное количество паровичного угля, готового к поставке на  электростанции, работающие на твердом топливе. Имеется огромный потенциал для ветряных турбин, производства солнечной энергии, даже ядерная энергетика была бы как нельзя более уместна с условиях большого пространства, при этом возможность землетрясений  и прочих стихийных бедствий практически сведена к нулю. Все это хорошие предпосылки для того, чтобы  Монголии стать основным генератором энергии в Азии. На самом деле, данная концепция и была долгосрочным планом развития бывшего Министра Энергетики Зорига, о котором он сообщил в своей речи перед инвесторами у  центра Blue Sky Tower в прошлом году.

Newcom, огромный монгольский концерн, владеющий бизнесом в различных секторах инфраструктуры, как, например, мобильная сеть  Mobicom, занимается разработкой и строительством ветряных турбин. Недавно в эксплуатацию был введен «ветропарк Сахит» стоимостью 100 миллионов долларов.  Данный проект поможет обеспечить энергией большую часть страны. Преимущество ветряных турбин и солнечной энергии заключается, несомненно, в их безвредности для окружающей среды, кроме того, Монголия обладает достаточным количеством ветра и солнечного света, чтобы сделать весь этот процесс экономически выгодным. Опять же, большая часть энергетики страны обеспечивается экологически чистыми «альтернативными» источниками.

МОБИЛЬНАЯ СВЯЗЬ И ИНТЕРНЕТ-УСЛУГИ:  Мобильная связь и интернет пришли в Монголию вскоре после  начала нового тысячелетия. Первым провайдером мобильной связи был упоминавшийся ранее Mobicom, находящийся в собственности группы Newcom.  Первые предложенные ими номера начинались с 9911.  Номера продавались по контракту и сегодня стали достаточно престижными.  Ныне такие номера предлагаются честолюбивым современным людям, желающим снискать положение в обществе, за 10 000 долларов. Вскоре после появления Mobicom на рынок вышли такие компании, как  Unitel, надеющиеся завоевать растущий рынок. Сегодня даже самые бедные кочевники в дальних уголках страны имеют мобильные телефоны, в большинстве случае связь предоставляется по предоплате.  Мобильная связь стала настолько популярной, что никто не удивится, увидев человека с несколькими телефонами, а стационарные телефоны уже практически не используются.

К сожалению, рынок настолько быстро и глобально вырос, что качество предоставляемых услуг начинает понемногу страдать. Стандартная ситуация: отсутствие форсайта и своевременной инфраструктуры, удовлетворяющей современным стандартам функционирования. В результате и без того «деликатная» услуга стала еще хуже, многие звонки просто теряются, отправка sms (текстовых сообщений) занимает минуты, если такое сообщение вообще «уйдет».  Во многих зданиях столицы связь вообще не ловит, особенно при наличии определенного типа лифта, который излучает сигнал, являющийся помехой слабым сигналам, генерируемым  вышками сотовой связи. Довольно забавно, когда, проживая в роскошном, только что построенном отеле, как, например, Best Western  в центре города, приходится выходить на улицу, чтобы поговорить по телефону.

И еще одно, о чем стоит упомянуть в отношении телефонных услуг: телефоны-автоматы никогда на самом деле не существовали в Монголии. Они были своего рода стационарными телефонами, которые можно было найти только в зданиях в центре города. Поэтому вы не увидите старых телефонных будок на улицах города, поскольку они как таковые никогда и не существовали в Монголии.   Предлагается аналогичная услуга, то есть уличный продавец, имеющий портативный телефон, работающий по принципу радиотелефона (аналогично развитым Западным странам в 1980 годах), может предоставить свой аппарат, короткий местный звонок обойдется вам в 100 тугриков (приблизительно 7 центов). Здесь же можно приобрести сигареты и жевательную резинку.

Интернет также пришел в Монголию после 2000 года и изначально отличался достаточно медленным развитием. Сказать, что и в 2010 году интернет-услуга в Монголии оставляла желать лучшего, не будет преувеличением. Зачастую интернет просто не работал в течение длительных периодов времени, кроме того, он был мучительно медленным. Но за последние несколько лет на рынке появились многочисленные новые поставщики интернет-услуг, предлагающие быстрый доступ, теперь в некоторых организациях в центре города можно встретить беспроводную связь WiFi, которая становится все более и более популярной. Тем не менее, WiFi пока еще не особенно представлен в частных резиденциях.  Также существуют поставщики кабельного телевидения (интернет-провайдеры, оказывающие достаточно качественные услуги (хоть и по завышенным ценам и с частными перебоями).

Монголы к тому же,  по каким-то неведомым причинам (возможно, благодаря молодости населения) оказываются весьма продвинутыми в программировании и создании интернет-сайтов, что не может не радовать, поскольку  даже   Google не признает монгольский язык.  Поэтому для того, чтобы предоставлять интернет-услуги на монгольском языке,  большинство сайтов приходится «повторно создавать» и предлагать их, что важно, в нелицензированном «контрабандистском» варианте. К счастью, правительство не напрягается с «кибер-законодательством», и такие «контрабанды» реализуются в большом масштабе и без  каких-либо ограничений. Правительство также не ограничивает доступ к каким бы то ни было сайтам в отличие от своего соседа, Китая, а   Facebook стал чрезвычайно популярен.

Большой проблемой, характерной для всех коммунальных предприятий, является сложность оплаты счетов заказчиками, кроме того, они безжалостны в вопросе сокращения платы за свои услуги. В Монголии никогда не предлагали ни доставку почты на дом, ни оплаты счетов, поэтому людям приходится отпрашиваться с работы, чтобы пойти в банк и оплатить их услуги.  Вам приходится простаивать в длинных очередях, а если вы иностранец, у вас практически нет шансов понять, где вам нужно сделать платеж. Кроме того, поскольку адреса практически не используются, а большинство улиц не имеет названий, иногда достаточно сложно идентифицировать какой счет и что вы пытаетесь оплатить, результатом чего становятся частые ошибки.

ВОДОСНАБЖЕНИЕ И ОТОПЛЕНИЕ:  Один мой коллега, занимающий пост руководителя  самой крупной водоочистной станции в Малайзии, собственником которой является наш общий состоятельный друг, недавно приехал в столицу Монголии, Улан-Батор, и сделал анализ местной водопроводной воды, предоставляемой жителям города.  Он сделал вывод, что качество воды было даже во многих отношениях хуже и вреднее для здоровья, чем в большинстве развивающихся стран в Африке. При том, что вряд ли вы заболеете чем-нибудь вроде дизентерии или холеры в результате потребления такой воды, тем не менее, также как и чрезвычайные уровни загрязнения в городе в зимнее время процентное соотношение токсинов и вредных бактерий, обнаруженных в водопроводной воде, существенно превышает международные нормы. В результате большинство людей просто используют бутылочную воду или тщательно ее кипятят, чтобы сделать чай или кофе. Город в настоящее время серьезно анализирует проекты, нацеленные на существенное повышение качества водоснабжения, что, в теории, может положительно сказаться на здоровье населения при надлежащем управлении. Несмотря на то, что Монголия располагается в пустыне или степи, она может похвастаться большим количеством ручьев, рек и грунтовых вод, которые могут стать источником пресной воды для многих грядущих поколений.

Отопление в столице до сих пор обеспечивается механической системой водяного отопления русской постройки, отправляющей горячую воду для ошпаривания по большим трубам в центр города. Данная тщательно разработанная и эффективная система была создана блестящими русскими инженерами в 1950 годах  и до сих пор обеспечивает отопление центра города даже в минус 50 градусов по Цельсию зимой.  На самом деле, у меня дома зимой жарко. Оборотной стороной данного факта является то, что это сдерживает развитие города и является причиной чрезмерно завышенных цен в центре. Чтобы построить здания за пределами этой центральной части города, имеющей доступ к такой построенной русскими эффективной системе отопления, необходимо предусмотреть отопление с использованием более традиционных методов, которые холодной зимой могут оказаться дорогими в обслуживании и сравнительно неэффективными. Данный факт также объясняет высокую степень загрязнения города, поскольку большинство населения проживает в «юрточных районах».   Люди, населяющие такие юрты, сжигают уголь, дрова в печах посередине своих юрт. Поскольку большинство из них либо бедны, либо ленивы,  в таких печах сжигается все – мусор, пластиковые бутылки, использованные шины, которые при горении генерируют в буквальном смысле токсичные газы, загрязняющие атмосферу города в зимние месяцы.

Подводя итог, хотелось бы сказать, что развитие инфраструктуры можно было бы ускорить, если бы правительство отличалось способностью заглядывать в будущее при реализации проектов и не стремилось поиметь в собственность 51% от всякого мероприятия, приводя в жизнь законы, ориентированные на развитие и иностранное инвестирование (как в Малайзии).  Вместо этого они ведут себя как развитая «супер держава», прибегая к законам, аналогичным тем, что действуют в США и Великобритании. Но в США и Великобритании такие законы используются для контроля каких-либо иностранных инвестиций, тогда как Монголия зависит от таковых. И до тех пор, пока они это не поймут и не начнут предпринимать действия, нацеленные на привлечение иностранных инвесторов, прогресс будет идти слишком медленно.

Одним из таких препятствий, созданных правительством, является требование, что любой бизнес должен находиться в монгольской собственности как минимум на 75%, и что единственным способом, когда иностранец может владеть собственным бизнесом, является открытие FIFTA (Агентство по зарубежным инвестициям и международной торговле), требующее 100 000 долларов США.   Все это эффективно снижает возможности среднего бизнеса, что весьма критично для создания прочной основы и процветающего среднего класса, необходимого для устойчивого роста экономики. В конечном счете, поскольку местные инвесторы понимают, что недвижимость более не является гарантированным источником высокой прибыли и даже не лучшим способом вложить средства, они обращают свое внимание на более традиционные виды деятельности, обеспечивающие поставку товара и услуг и создание экспортных продуктов.  Большинство из таких видов бизнеса окупается в течение минимум 2 лет в объеме менее 100%, но, тем не менее, они не столь важны для создания процветающей устойчивой экономики, а также для повышения привлекательности страны (что, в конечном итоге, является наиболее существенным фактором). Данные виды бизнеса не являются в настоящее время интересными (или прибыльными с точки зрения величины и скорости окупаемости), как, например, рынок недвижимости (характерный для развивающихся стран), соответственно первое, что развивается, это и есть недвижимость, провоцируя таким образом «ценовой пузырь».

Проблема Монголии в том, что когда дни такого пузыря будут сочтены, Монголия  не сможет напечатать денег больше, чем сосчитать – то есть следовать практике, возможной для  США, Великобритании или даже Сингапура или Китая. Таким образом, рано или поздно такой ценовой пузырь на рынке недвижимости, создающий необоснованно высокие цены, лопнет, что обычно и происходит со всеми пузырями. И мы можем только догадываться о возможных последствиях сего для дальнейшего развития инфраструктуры. Но даже в условиях экономического спада общее развитие страны продолжится, и однажды индекс уровня жизни (HDI) Монголии превысит сей показатель в прочих Азиатских странах с небольшим населением, как, например, в Брунее. Против этого работает всего лишь один факт – это отсутствие выхода к морю,  тогда как  к сильным сторонам Монголии относятся креативность ее жителей и их решимость, а также новое сильное Демократическое правительство, которому сейчас придется освоить  финансовые и капиталистические принципы, характерные, как правило, для преуспевающих демократических государств.

(c) Copyright 2012-2014 "МОНГОЛИЯ СЕЙЧАС"

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Монголия Сейчас» обязательна.    Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Монголия Сейчас» www.mongolnow.com