ЛИТЕРАТУРА

М.Петрова и Г.МЭНД-ООЁО

М.Петрова и Г.МЭНДОЁО

Корреспондент сайта mongolnow.com  встретилась с известным монгольским поэтом и прозаиком Гомбожавын Мэнд-Ооёо в его рабочем кабинете в Союзе писателей Монголии.

 

 -Мэнд-Ооёо гуай (уважаемый), я рада нашей новой встрече с вами. В 2012 году вышел ваш роман-биография под названием «Гэгээнтэн»(«Светлейший»), главным героем которого является просветитель, поэт, крупный религиозный деятель XIX  века V Гобийский ноён-хутухта Данзанравжаа или Равжаа. Сегодня этот роман уже переиздан и пользуется большой популярностью среди монгольских читателей. Расскажите, как вам пришла в голову идея написать о Равже?

 

 - Творческий процесс не терпит суеты. Первоначальный замысел состоял не в том, чтобы написать беллетризованную биографию известного ламаистского святителя. Познакомившись с директором музея Д.Равжи в центре Восточногобийского аймака Сайншанде Алтангэрэлом, я решил написать о его родном дедушке – потомственном хранителе культа V Гобийского ноён-хутухты Данзанравжи. Как вы знаете, в моём романе представлены две сюжетные линии – описываются события, имевшие место в XIX  веке – в годы жизни Равжи и то, что происходило уже в веке ХХ с человеком по имени Тудэв. Тудэву пришлось всю жизнь тайно сохранять большое материальное наследие великого Гобийского просветителя, переносить с места на место неподъёмные сундуки с рукописями, театральными костюмами, предметами религиозных церемоний. На долю Тудэв гуая выпало тяжкое испытание – чтобы забальзамированное тело V Гобийского ноён-хутухты не попало в руки зверствовавших в то время в монгольских степях солдат Красной Армии, он вынужден был сжечь его на вершине горы Хуслийн уул. Благодаря тайной самоотверженной деятельности Тудэв гуая содержимое 60 из более чем 200 сундуков теперь стало основой коллекции музея Данзанравжи в Сайншанде.

- Как же всё-таки получился намтар (биография) Д.Равжи?

 

 - Существует много научных биографий V Гобийского ноён-хутухты. Все они мне известны и я ни на миллиметр не отклонился от этих сведений.  Однако художественного жизнеописания Д.Равжи до сих пор не существовало. Между тем в пустыне Гоби уже около 20 лет есть музейный-заповедник Равжи, воссоздан монастырь ХIХ века Хамарын Хийд, некогда им построенный, действует музей и в скором времени планируется открытие театра, где Равжа ставил свою знаменитую пьесу «Лунная кукушка».  В свете этих культурных событий появление моего «Гэгээнтэна» вполне закономерно. Однако каждый автор связан со с воими героями незримыми нитями. Можете себе представить, что сначала я увидел Тудэв гуая во сне. Сон был запоминающийся, образ очень яркий. Потом, уже в музее в Сайншанде я обнаружил реальный  портрет своего будущего героя. Я взглянул на портрет и словно бы прочёл в глазах Тудэв гуая просьбу написать роман о Данзанравже.

 

 - Мэнд-Ооёо гуай, вы много раз бывали в музее-заповеднике Данзанравжи в Гоби. Приходилось ли вам заниматься медитацией в этих местах? Все монголы знают, что там находится так называемый «центр энергии». Поделитесь пожалуйста своими ощущениями.

 

 - Да, сам Равжа по многу дней занимался медитацией в тамошних пещерах. Мне тоже довелось ощутить на себе воздействие энергии великого просветителя.в результате первой такой медитации я ощутил в себе силу и потребность приступить к написанию романа о Равже. Второй раз в 2011 году меня привели в одну из пещер и я остался там на семь дней. Люди из ближайшего айла (группа юрт), находившегося на расстоянии 3-4 километров, привозили мне верблюжий кумыс и воду в небольших бутылках из-под пепси колы. Именно там я сочинил пятую заключительную и, пожалуй, самую загадочную главу своего романа. Она рассказывает о медитативных практиках V Гобийского ноён-хутухты.

 

 - А как вы получили «одобрение своего произведения со стороны Данзанравжи»? Когда вы поняли, что дух великого просветителя принял ваш роман?

 

 -Это тоже произошло в пустыне Гоби. Я удалился для небольшой медитации на песчаный бархан недалеко от монастыря Хамарын Хийд. Лето было очень жарким, а в тот день стояла какая-то необыкновенная жара. Прошло совсем немного времени и вдруг я чётко увидел летящего по небу невысоко над землёй белого скакуна. Конь был один, без всадника. Я понял, что это скакун самого Данзанравжи, ставшего духом-хранителем монастыря Хамарын Хийд. Он промчался недалеко от того места, где я находился, но меня не задел. Я расценил появление этого белого скакуна как знак одобрения моего романа со стороны самого V Гобийского ноён-хутухты.

 

 - Мэнд-Ооёо гуай, а как современная читающая публика отнеслась к появлению вашего произведения?

 

 - Роман «Гэгээнтэн» написан несложным языком, в нём много диалогов, жанровых с цен. Я старался не перегружать сюжет лишними описаниями. Первым читателем и критиком «Гэгээнтэна» был директор музея и потомственный хранитель культа Данзанравжи внук Тудэва Алтангэрэл, с которым мы очень подружились. Он добавил в текст архаизмы, растолковал некоторые понятия. Современные читатели с большим интересом отнеслись к моему произведению. В монгольской прессе и на Интернет сайтах вышло много интервью со мной на эту тему. Насколько я могу судить, на полках книжных магазинов «Гэгээнтэн» не залёживается.

 

 - Большое спасибо за интересный рассказ о творческой лаборатории современного писателя. Ну и, конечно, традиционный вопрос – каковы ваши творческие планы? Ходят слухи, что вы следующим героем вашего нового романа будет шаман?

 

 - О, нет, нет. Тенгрианство и шаманизм требуют пристального изучения и сбора большого количества материала. Пока я не чувствую в себе творческой потребности обратиться именно к этой теме. А что касается ближайших планов, могу сказать, что это точно будет роман и совершенно точно роман исторический. Куда меня в результате приведёт эта работа, покажет время.

Беседу вела доцент Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета М.П.Петрова.

(c) Copyright 2012-2014 "МОНГОЛИЯ СЕЙЧАС"

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Монголия Сейчас» обязательна.    Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Монголия Сейчас» www.mongolnow.com