Ю.И.Елихина

Ноябрь 2017 года

Сокровища курганов Ноин-Улы. Находки экспедиции П.К. Козлова 1923-1926 гг. из коллекции Государственного Эрмитажа
Сокровища курганов Ноин-Улы. Находки экспедиции П.К. Козлова 1923-1926 гг. из коллекции Государственного Эрмитажа

Монография «Сокровища курганов Ноин-Улы. Находки экспедиции П.К. Козлова 1923-1926 гг. из коллекции Государственного Эрмитажа» Ю.И. Елихиной, вед. н.с. Отдела Востока, хранителя тибетской и монгольской коллекций Государственного Эрмитажа была написана под эгидой программы президента Монголии Ц. Элбэгдорджа. В мае 2011 г. был заключен договор между президентами Монголии и России об издании монгольских историко-археологических материалов, хранящихся в Эрмитаже.

 

Эта книга посвящена описанию собранию артефактов (всего 1904 предмета) и их интерпретации в свете последних археологических раскопок могильников хунну на территории Забайкалья, Монголии и Китая.

 

Хунну, сюнну, или азиатские гунны (кит. 匈奴) – древний кочевой народ, с конца III в. до н.э. по II в. н.э. населявший степи к северу от Китая. Для защиты от их набегов император Цинь Шихуаньди построил Великую китайскую стену. Хунну вели активные войны с китайской империей Хань, в ходе которых консолидировались в единую державу, подчинившую племена соседних кочевников. Позже в результате войн с Китаем и племенами сяньби, а также междоусобиц держава Хунну распалась.

 

Одним из самых известных археологических памятников хунну являются могильники в горах Ноин-Ула на севере Монголии. Они были случайно открыты зимой 1912 г. горным инженером общества «Монголор» А. Я. Баллодом. В 1924-25 гг. сотрудники Монголо-Тибетской экспедиции известного русского путешественника и исследователя Центральной Азии П. К. Козлова (1863-1935) обследовали местность, где расположены могильники и зафиксировали здесь более двухсот курганов, сконцентрированных группами в нескольких лесистых распадках.

 

С. А. Кондратьев (1896-1970), помощник П.К. Козлова, руководил прокладкой глубоких шурфов в центре курганов без их вскрытия (2,2 х 2,2 м). Рабочие экспедиции проникли в погребальные камеры семи курганов и извлекли из них 3625 различных предметов согласно архивным описям, в основном тканей, изделий из бронзы и железа, золотые и серебряные украшения, керамику и другие. Только один курган (№ 12/24) был раскопан археологом С.А. Теплоуховым (1888-1934).

 

Большая часть коллекции находок из Ноин-Улы хранится в Государственном Эрмитаже, практически все предметы из кургана № 1 (Мокрого) были переданы в Монголию в 1927 г. по договору с Монгольским ученым комитетом. Они представлены на экспозиции в Музее национальной истории г. Улан-Батора. Некоторые артефакты находятся в Иркутском и Кяхтинском музеях. Сначала коллекция Ноин-улинских находок хранилась в Государственной Академии материальной культуры (ныне ИИМК), а в 1934 г. была передана в Отдел Востока Государственный Эрмитаж.

 

Курганы Ноин-Улы относятся ко времени северных хунну и представляют собой категорию элитных. Пристрастие знати хунну к роскоши, отмеченное китайскими историками, могло удовлетворяться не только сбором дани с подвластных племен, но и брачными связями с более или менее удаленными народами. Отсюда становится понятным то исключительное разнообразие предметов искусства, сохранившихся в Ноин-улинских курганах. Кроме того, при ставках шаньюев могли быть мастера различных национальностей.

 

Все курганы были разграблены еще в древности. С.А. Теплоухов высказал предположение, что гуннские курганы были разграблены ухуанями между 74 и 77 гг.

К настоящему времени раскопано значительное количество погребений и городищ хунну на территории Забайкалья, Монголии и Китая.

 

Судить о культуре, быте и жизни хунну мы можем только по материалам археологических раскопок и по сведениям из китайских источников.

 

Конструкция раскопанных курганов в общих чертах сходная. Они имели квадратную насыпь, ориентированную по сторонам света, и квадратную могильную яму глубиной от 6 до 18 м. На дне могильной ямы выстилали дощатый пол, на котором устанавливалась бревенчатая двойная камера с деревянным гробом во внутренней камере. Полы покрывали коврами, стены драпировали тканями. В коридорах между камерами помещался погребальный инвентарь. Ноин-улинские курганы по конструкции и инвентарю достаточно близки между собой, поэтому их можно датировать одним и тем же временем – I в. н. э. Эта дата устанавливается по погребальному инвентарю и надписи на лаковой чашечке из кургана № 6, на которой указано время изготовления – 2 г. до н.э.

 

Археологические материалы из Ноин-Улы дают представление о погребальном обряде и хозяйстве хунну, о жилищах и домашней утвари, об одежде и украшениях, о технике обработки различных материалов, об оружии и военном деле, об изобразительном искусстве, верованиях и о международных отношениях.

 

Оценивая результаты экспедиции, П.К. Козлов писал: «В Северной Монголии, в Хэнтэйских горах, открыты и исследованы глубокие могилы двухтысячелетней давности, гуннские погребения. Их раскопки специалисты отнесли к наиболее ценным для археологии памятникам, ставшим известными в первой четверти XX века».

 

В коллекции Государственного Эрмитажа представлены как обычные вещи, характерные для той эпохи, так и редкие уникальные артефакты, представляющие собой произведения мирового культурного наследия.

 

Книга предназначена для археологов, историков, искусствоведов, студентов, а так же для всех, кого интересуют древние народы и их культура.

Сокровища курганов Ноин-Улы. Находки экспедиции П.К. Козлова 1923-1926 гг. из коллекции Государственного Эрмитажа
Сокровища курганов Ноин-Улы. Находки экспедиции П.К. Козлова 1923-1926 гг. из коллекции Государственного Эрмитажа

(c) Copyright 2012-2014 "МОНГОЛИЯ СЕЙЧАС"

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Монголия Сейчас» обязательна.    Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «Монголия Сейчас» www.mongolnow.com